search
top

История г. Сумы

«…ЛЮБИТЬ СУМЫ ТАК, КАК ЛЮБЛЮ Я»

К 185-летию со дня рождения Ивана Герасимовича Харитоненко

(25 сентября 1822 года)

Каждый сумчанин конечно знает кто такие Харитоненки для нашего города.

Своим сегодняшним особенным уютом и колоритом Сумы во многом обязаны тем сохранившимся старинным особнячкам и улицам, которые создавались еще при Харитоненках или при их непосредственном финансировании. Ведь они строили свой город, потому что любили его и делали все возможное для процветания своих Сум.

Герасим Емельянович Харитоненко

Основу благосостояния семьи Харитоненко заложил Иван Герасимович (младший). Он был восьмым (из десяти детей) ребенком Герасима Емельяновича и Варвары Ивановны Харитоненко. Герасим Емельянович – «войсковой обыватель» слободы Низшей-Сыроватки Сумского уезда, в 1839 году – волостной голова в сл. Н.-Сыроватка, а с 1849 года – он Сумской 3-й гильдии купец. Все десять детей Герасима Емельяновича и Варвары Ивановны (Домна, Матвей, Иван (старший), Демьян, Тимофей, Павел, Лев, Иван (младший), Анна и Мария) – родились в Н.-Сыроватке и были крещены в Архангело-Михайловской церкви этого села. Иван (старший), Тимофей, Павел, Лев и Анна – умерли в малолетнем возрасте. Продолжателем дела семьи стал Иван Герасимович.

Иван Герасимович Харитоненко родился 25 сентября 1822 года. Получил образование в сельской церковно-приходской школе. Рано начал помогать отцу и свою самостоятельную деятельность начал уже в конце второй четверти XIX века с торговли бакалейными товарами. В 1862 году – он уже Сумской 2-й гильдии купец, а с 1863 – 1-й гильдии. 17 мая 1872 года определением Правительствующего Сената он с женой Натальей Максимовной (урожденной Лещинской) и сыном Павлом – возведен в Потомственные Почетные граждане (Указ по Департаменту Герольдии от 31 августа 1872 года №6895). А 9 апреля 1876 года – Всемилостивейше пожалован звания коммерции советника; с 1885 года – Статский советник и с 1886 – Действительный Статский советник. В 1867-1873 гг. он Городской голова Сум и Губернский гласный (1865-1886 гг.)

И.Г.Харитоненко становиться крупнейшим предпринимателем Харьковской губернии. В 1869 году он строит в Сумах крупнейший сахарный рафинадный завод, названный позже Павловским, а в 1880 – Выровской в селе Николаевке Сумского уезда. В 1886-1887 годах, став руководителем образованного им сахарного синдиката, Иван Герасимович Харитоненко был уже владельцем шести крупных, оснащенных по европейскому масштабу, сахарных заводов. Основывает Торговый дом «И. Харитоненко с сыном», занимавшийся торговлей сахаром и становиться одним крупнейшим поставщиком сахара в Москве и Петербурге. В 1874 году его торговый оборот превысил 20 млн. рублей серебром в год.

В 1885 году И.Г.Харитоненко выстроил трехэтажный каменный дом в Харькове и пожертвовал его на нужды Харьковского университета. Взамен пожертвования 12 августа 1885 года правительством учреждены при университете 18 стипендий имени И.Г. Харитоненко, одна имени императора Александра II и одна имени императора Александра III по триста рублей каждая.

В 1882 году при Сумском реальном училище И.Г.Харитоненко устроил Александра-Невскую домовую церковь. После его смерти, на основании Высочайшего повеления 5 декабря 1881 года кн. М. Волконским, Управляющим Министерства Народного Просвещения, 6 декабря 1893 года утверждается «Положение о стипендии имени Почетного Гражданина г. Сум действительного Статского советника Харитоненко при Сумском реальном училище» — триста рублей в год.

Следует отметить, что эта стипендия назначалась ученикам из крестьян Сумского уезда слободы Нижней-Сыроватки. А за не имением таковых – из обывателей города Сум, без различия сословий, но непременно православного исповедания. А стипендиат, окончивший курс в реальном училище и поступивший в том же году для дальнейшего образования в Харьковский или другой российский технологический институт сохраняет право на стипендию в течении пяти лет пребывания в институте, но при условии ежегодного перехода на следующий курс и одобрительного нравственного поведения. При этом, право пользования стипендией не налагало никаких обязательств на стипендиата.

12 июня 1865 года И.Г. Харитоненко награжден золотой медалью на Анненской ленте для ношения на шее за значительные пожертвования на устройство в г. Сумы общественной пожарной команды.

31 декабря 1871 года он получил орден Св. Анны 3-й степени за отличное усердие на службе и значительные пожертвования при постройке Сумской городской больницы. А 26 июня 1874 года – орден Св. Станислава 2-й степени за особые труды по званию почетного попечителя Сумского реального училища. 15 ноября 1886 года ему Всемилостивейше объявлена Высочайшая благодарность за пожертвование 30 тысяч рублей на устройство храма при Сумском реальном училище.

Храм в родном селе

Огромные суммы Иван Герасимович выделяет на благотворительность. На постройку Сумского детского приюта, стоившую ему более 90 тыс. руб., он еще выделяет 150 тыс. руб. – на его содержание. Строительство общежития для студентов Харьковского университета обходится ему в 100 тыс. руб. На строительство церкви в родном селе Н.-Сыроватке им истрачено 70 тыс. руб. На строительство Харьковского духовного училища он выделил 15 тыс. руб. Его благотворительность различным духовным училищам (Сум, Купянска и др.) – даже не подсчитана. Почти 12 лет до самой смерти он выдавал ежемесячно семи приходским священникам из беднейших сел по 20 рублей для бедноты и нищих. В 1888 году на средства И.Г. Харитоненко в Сумах строится здание Духовного училища, в которое переводится по благословению священного Синода Духовное училище из Ахтырки.

За огромные заслуги по духовному ведомству И.Г. Харитоненко 28 апреля 1890 года награждается орденом Св. Станислава 1-й степени. В своем завещании, кроме прочих благотворительных пожертвований, Иван Герасимович Харитоненко завещал всем сумским храмам по 1000 рублей. На строительство каменных рядов базара И.Г. Харитоненко занял городу (без процентов!) 30 тыс. рублей на расширение Сумского окружного суда выделил 15 тыс. рублей, а на организацию Сельхозбанка в Сумах дал 50 тыс. рублей.

И.Г. Харитоненко был владельцем крупнейших имений в Харьковской и Курской губерниях. Ему принадлежали 40 тыс. десятин земли, в том числе 10 тыс. десятин строительного леса. Арендовал 18 тыс. десятин и имел большое хозяйство сельхозмашин. Его страховой капитал за 10 лет составлял 1 миллион рублей. Имея шесть сахарных и один рафинадный заводы, он арендовал еще два: один у князя Голицина в Славгороде, другой у графа Клеймихеля в Курской губернии.

Иван Герасимович Харитоненко, практически не имея образования, но, будучи наделенным, от природы умом, практической сметкой и предприимчивостью – никогда не производил впечатления малограмотного человека. Напротив, общаясь с образованными людьми – всегда выглядел очень достойно. Любопытная деталь: в силу особой расположенности и любви к чтению французских романов, он в 56 лет выучил французский язык, легко читал и разговаривал.

Умер Иван Герасимович Харитоненко 30 ноября 1891 года в Сумах и похоронен на Центральном городском кладбище, возле Петропавловской церкви. На его могиле установлен памятник работы французского скульптора Аристида Круази.

За несколько дней до смерти И.Г. Харитоненко пишет завещание, в котором старается никого не обойти вниманием, про всех вспомнить, материально поддержать малоимущих и нуждающихся.

«Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Я, действительный статский советник Сумской первой гильдии купец, Иван Герасимович Харитоненко, находясь в здравом уме и твердой памяти… настоящим моим духовным завещанием объявляю последнюю мою волю, которая состоит в следующем:

1. Благоприобретенное мое имение … завещаю в полную собственность любезной моей жене Наталье Максимовне Харитоненко и сверх этого, завещаю ей наличными деньгами или государственными бумагами один миллион рублей.

2. Благоприобретенное имение мое, состоящее в Харьковской губернии Сумского уезда, Кияницу … завещаю в полную собственность племяннице моей, жене Сумского второй гильдии купца Марии Матвеевне Лещинской.

3. Наградить всю мою домашнюю прислугу, а также по усмотрению моего сына, в размере на всех – тридцать тысяч рублей, из которых десять тысяч рублей – швейцарскому подданному Анри Блакману.

4. Задонскому и Кореневскому монастырям и всем церквам города Сумы, не исключая и кладбищенскую – по одной тысяче рублей.

5. Для расширения и улучшения богадельни при кладбищенской церкви назначаю десять тысяч рублей в распоряжение городской думы.

6. Прошу моего сына устроить в селе Нижней-Сыроватке Сумского уезда богадельню, обеспечив ее капиталом по усмотрению в десять или двадцать тысяч рублей.

7. По мере сил и возможностей, если мне лично не удастся устроить, возлагаю на моего сына:

- первая обязанность – просить Николая Алексеевича Суханова дозволить реставрировать икону Знамения Божьей Матери. Надеюсь, что это будет выполнено в том великолепии, в каком Милосердная Царица Небесная во всем мне помогла;

- вторая обязанность – устроить в г.Сумы детскую больницу на 20 кроватей со всеми удобствами и обеспечить капиталом в тридцать тысяч рублей, внося таковую в Сумскую городскую думу;

- третья обязанность – при жизни покойного императора возникла во мне мысль устроить в Сумах кадетский корпус, и в Бозе почивший император одобрил эту мысль, но граф Лорис Меликов отклонил ее, не желая вовлечь меня в большие расходы. Мысль эта, происходящая из любви к моей Родине, никогда не оставляла меня и в настоящее время. Желаю на моей даче Лифицкая стенка устроить это предприятие, с чем следует ходатайствовать, предложив дачу и на постройку капитал в пятьсот рублей.

8. Затем все оставшееся благоприобретенное имение, капиталы, товары, заводы, дома и все сообща состояние мое движимое и недвижимое, в чем бы оно не заключалось и где бы оно не находилось, в день моей смерти завещаю в полную собственность моему любезному сыну Павлу Ивановичу Харитоненко, ему же представляю по совести и цену завещанному мною имуществу при утверждении завещания.

9. Наконец, завещаю всю мою любовь моей жене Наталье Максимовне, сыну Павлу Ивановичу, невестке Вере Андреевне и моим дорогим внукам и внучкам.

Прошу их любить друг друга и любить г. Сумы так, как люблю я.

Если мы внимательно прочтем Завещание Ивана Герасимовича Харитоненко, то обратим внимание на тот факт, что добрая половина его завещания направлена на благотворительные цели, на нужды монастырей, храмов и церковных школ. Но есть один пункт в документе, который наводит на некоторые размышления. Это пункт, в котором Иван Герасимович «возлагает» на сына – Павла Ивановича – следующее:

« — Первая обязанность. Просить Николая Алексеевича Суханова дозволить реставрировать икону Знамения Божией Матери, надеюсь, что это будет исполнено в том великолепии, в каком Милосердная Царица Небесная во всем мне помогала».

Почему же реставрация и благоукрашение именно этой иконы имели для Ивана Герасимовича такое первостепенное и важное значение? И что это за икона? Дело в том, что еще 1780 году курские купцы, в знак благодарности за успешные торговые дела на сумских ярмарках, подарили нашему соборному Спасо-Преображенскому храму икону «Знамение» Божией Матери. А именно в Курске, у курских купцов проходил «университеты» и начинал свое дело Иван Герасимович Харитоненко! Поэтому, как истинный православный христианин, он считал своим святым долгом отблагодарить покровительницу – Царицу Небесную. Поскольку его сын, Павел Иванович, как мы знаем, выполнил волю отца – построил все, что было завещано – он, безусловно отреставрировал и благоукрасил икону. К сожалению, мы не знаем где сейчас эта икона, но то, что она была одной из почитаемых в нашем Спасо-Преображенском соборе – вне всякого сомнения.

После смерти Ивана Герасимовича Харитоненко, буквально через неделю, 8 декабря 1891 года, состоялось заседание Сумской городской Думы, посвященное увековечению его памяти. Было решено: «…скверу на Покровской площади присвоить название сада Харитоненко и выразить сочувствие возникшей в публике мысли собрать необходимую денежную сумму для постановки в этом саду бюста, а если возможно, то и памятника Харитоненко.». А через полтора месяца: «…ходатайствовать перед правительством о разрешении устройства в г. Сумы в обще-ственном саду на предложенные частными лицами средствами памятника умершему общественному деятелю и благотворителю статскому советнику Ивану Герасимовичу Харитоненко.» (из постановления Сумской городской Думы от 30 января 1892 года).

Только 18 ноября 1893 года пришел ответ из Министерства внутренних дел, в котором предлагалось ограничиться установкой бюста в одном из общественных учреждений. Такой ответ не мог удовлетворить жителей города, ведь по сути Сумы почти целиком обязаны своим процветанием Ивану Герасимовичу. Трудно переоценить масштабы его благотворительной деятельности: хлопоты по сооружению и содержанию реального училища, женской гимназии, окружного суда, детского приюта, выделение средств на строительство общежития для студентов Харьковского университета, кадетского корпуса, строительство храма в с. Н.-Сыроватке, духовного училища — все то, что сделано им для экономического процветания края, развития сахарной промышленности.

Город продолжал борьбу за достойное увековечение памяти своего почетного гражданина. Город ждал…

Наконец, министр внутренних дел И.Дурново отдал распоряжение о рассмотрении проекта и эскиза памятника, выполненных Александром Опекушиным. Тем самым Опекушиным, который создал памятник Пушкину в Москве, Лермонтову в Пятигорске, который принимал участие в работе над монументом «Тысячелетия России» в Новгороде. И наконец 28 июля 1894 года в Петергофе царь собственноручно начертал на проекте – «Согласен».

Пять лет понадобилось для того, чтобы чертежи, схемы, эскизы Опекушина воплотились в граните. Но кроме Опекушина к монументу приложил руки и французский скульптор Аристид Круази, автор надгробных скульптур из мрамора на Центральном городском кладбище на могилах семьи Харитоненков. В Париже его работы известны в Лувре и в садах Пале-Рояля, в Версале. Под наблюдением А.Круази отливалась из бронзы фигура Харитоненко. Постамент был изготовлен на известной фабрике Косс-Дор, из финляндского гранита.
Открытие памятника И.Г.Харитоненко

1 октября 1899 года в Сумах состоялось открытие памятника. В Спасо-Преображенском соборе преосвященным Амвросием (Ключаревым), епископом Харьковским и Ахтырским, была отслужена Божественная литургия и панихида, а потом состоялся крестный ход к памятнику. Люди шли целыми семьями, всю огромную площадь занимал народ. И упало покрывало…

Перед сумчанами предстал отлитый в бронзе Иван Герасимович Харитоненко в обычной своей позе, с обнаженной головой. На лицевой стороне постамента размещалась бронзовая доска с лаконичной надписью золотыми буквами «Иван Герасимович Харитоненко 1899 год». Следует особенно подчеркнуть, что памятник был сооружен исключительно на добровольные пожертвования горожан.

Со временем, посаженные деревья и декоративная цепь на чугунных столбиках с древним гербом города, чугунные светильники на высоких ножках по краям – создали прекрасный композиционный ансамбль. В центре его, словно хозяин, стоял И.Г.Харитоненко. Он как бы оберегал город, принимая участие в собраниях и митингах, которые проходили тут, на площади, в горе и радости, оказывая помощь, будто и не закончилась его земная жизнь…

Это был памятник всем хозяевам жизни в лучшем понимании этого слова. Это памятник не просто конкретному человеку, а памятник мудрости и силе, благородству и щедрости народа, способного подарить миру людей, подобных Харитоненко, сердце которых не черствело в богатстве, а осталось живым и милосердным. «Желание служить общему благу должно непременно быть потребностью души, условием личного счастья…» — писал Антон Павлович Чехов. А это, безусловно можно говорить в отношении жизни и деятельности И.Г.Харитоненко. Личное счастье этого человека состояло в его служении общему благу и было потребностью души.

В 20-е годы памятник Харитоненко был уничтожен.

Потомки Харитоненко у памятника предку

Решением сессии Сумского городского совета народных депутатов от 17 июня 1991 года было принято следующее: «… восстановить памятник И.Г.Харитоненко, имеющий значительную художественную ценность, автором которого был выдающийся скульптор А.М.Опекушин, с реставрацией постамента и ограды вокруг памятника на Красной площади».

Летом 1996 года памятник был восстановлен совместными усилиями предприятий, фирм и организаций города (скульптор А.А.Ивченко).

Следует вспомнить слова известного искусствоведа, профессора Харьковского университета, нашего земляка – Н.Сумцова, сказанные им более ста лет назад: «Украшением города служит памятник Харитоненко, небольшой, но красивый, с хорошим пьедесталом. Место выбрано удачно…».

После смерти Ивана Герасимовича его дело продолжил его единственный сын и наследник – Павел Иванович. Он стал не только одним из крупнейших сахарозаводчиков и землевладельцев в России, но и крупным меценатом.

Павел Иванович, будучи верным последователем и единомышленником своего отца, приумножил состояние и укрепил славу семьи. Опираясь на унаследованный капитал, обладая фундаментальными знаниями в области экономики и естественных наук, он вел свои дела широко, иногда с риском, внедряя все самое новое и передовое. Нужды сахарного производства обеспечивались им лучшими мировыми технологиями и оборудованием, экспериментальными предприятиями химического профиля и селекционными хозяйствами. Многочисленные предприятия Харитоненко получали высокие награды на промышленных и сельскохозяйственных выставках в стране и за рубежом, к нему приезжали за опытом целые делегации из Германии, Франции, Великобритании… Изображение государственного герба на продукции фирмы, полученное отцом в 1882 году, Павел Иванович удвоил в 1896. Двух государственных орлов, что являлось наивысшей степенью отличия фирмы, удостаивались очень немногие!

Павел Иванович завершил все строительные планы отца, дополнив их, в частности в Сумах, Троицким собором и новым зданием детского приюта. Он играл ведущую роль в прокладке шоссейных дорог и в благоустройстве улиц, в оборудовании водопровода и электрического освещения в Сумах, был инициатором строительства железнодорожной линии Сумы – Белгород. Он готов был финансировать прокладку в Сумах трамвайных линий, да узкие улицы не позволили этого сделать в то время. И тем не менее, даже перечисление того, что он успел сделать за в общем-то недолгую жизнь, потребовало бы целой книги…

Павел Иванович Харитоненко родился 5 января 1853 года, крещен в Воскресенской церкви Сум. Для воспитания и образования сына родители приглашали на дом хороших учителей и к семнадцати годам Павел получил прекрасное образование, значительно превышавшее объем среднего учебного заведения. Затем отец отправляет сына в Германию, где Павел вольнослушателем два года посещает лекции в Гейдельбергском университете.

Вернувшись в родной город, Павел вскоре занимает свою первую общественную должность – почетного Попечителя епархиального училища, а через несколько лет избирается церковным старостой Свято-Духовского храма Александровской сумской гимназии, оставаясь на этом посту до конца соей жизни – почти 30 лет.

С благотворительности и милосердия начал свою самостоятельную деятельность будущий крупнейший предприниматель страны, наследник созданной отцом знаменитой фирмы «И.Г.Харитоненко с сыном». Разумеется, не только благотворительностью занимался Павел Иванович. Пока был жив отец, сын тщательно и вдумчиво вникал во все тонкости хозяйственного механизма фирмы, самостоятельно вел некоторые направления ее деятельности, стал авторитетным в деловом мире. С 1881 года и до конца дней своих он принимал самое деятельное участие в местном самоуправлении, его голос был часто решающим в городских начинаниях.

Проект герба Харитоненко

18 февраля 1892 года утвержден в правах наследства в 6/7 частях имений отца, оставшихся после его смерти. Общая стоимость делимого имения – 5 676 860 рублей серебром. Продолжил торговую деятельность дома «И.Г.Харитоненко и сын». На 1 сентября 1909 года личный капитал П.И.Харитоненко в делах торгового дома составил уже 15 544 710 рублей 09 коп.

18 апреля 1899 года возведен в Потомственное Дворянство. 21 декабря 1900 года утвержден . Эмблемы, помещенные в гербе, означают следующее: Меркурьев жезл указывает на заслуги П.И.Харитоненко на поприще торговли и промышленности, колосья – на заслуги его в области сельского хозяйства, за которые он и был возведен в дворянское достоинство.

Был женат на Вере Андреевне (урожденной Бакеевой), которая 26 октября 1900 года определением Департамента Герольдии вместе с детьми – Еленой, Натальей и Иваном, признана в потомственном дворянстве с правом на внесение в первую часть Дворянской родословной книги.

На дворянском гербе, пожалованном П.И.Харитоненко и его потомкам указом Николая П уже 31 января 1901 года написано: «Трудом возвышаюсь».

Особая энергия и незаурядные коммерческие способности П.И.Харитоненко быстро выдвинули его на поприще промышленной деятельности. Унаследовав от своего отца крупное состояние, он продолжал развивать сахарное дело, требовавшее в то время большого внимания, опыта и умения. В 1914 году ему принадлежали 10 заводов и он владел землей в количестве 100 тыс. десятин, со свекловичными плантациями, в том числе около 30 тыс. десятин. Заводы Харитоненко оценивались в 60 млн. рублей. Он диктовал рыночные цены на сахар, которым снабжал Запад и Север России, Сибирь, где в самых крупных городах имел склады и филиалы конторы. Фирма «И.Г.Харитоненко с сыном» имела представительства в Москве, Харькове, Петербурге, Томске, Новосибирске, Владивостоке и даже в Персии.

Главная контора находилась в Сумах. Между Главной конторой и ее филиалами, заводами, имениями, экономиями, сахарными складами и опытной станцией – существовала четко отработанная система связи. О четкости и аккуратности работы Главной конторы говорит тот факт, что здесь можно было быстро получить справку за любой год с точными сведениями о мельчайших расходах. В Сумской конторе работало 50 человек, включая от главного управляющего до садовника, в том числе.

Кроме заводской деятельности П.И.Харитоненко сосредоточил в себе способности редкого помещика, владения которого состояли из хорошо поставленных и оборудованных экономий, лесных угодий и великолепных полей. В 1897 году им была организована Ивановская опытно-селекционная станция, с опытными полями для селекционной работы со свеклой. Для сахарных заводов выпускались комплекты оборудования, изготавливаемые в Машиностроительных мастерских Бельгийской акционерной компании (нынешнее СМНПО им.Фрунзе), контрольным пакетом акций которого владел П.И.Харитоненко.

«Благодаря щедрым пожертвованиям семьи Харитоненко – писала газета «Южный край», — город Сумы имеет гимназию, Кадетский корпус, детскую больницу, богадельню и т.д…. В благодарность за заботы о нуждах города и крупные пожертвования Сумское городское управление избрало П.И.Харитоненко «Почетным Гражданином Сум».».

Павел Иванович Харитоненко с сыном Иваном Павловичем

Павел Иванович, достойный наследник своего отца, продолжал заниматься сахарным производством, открывая новые рынки, в том числе и за рубежом. Фирма «И.Г.Харитоненко с сыном» почти эксклюзивно торговала в Персии, устраивала на Всемирных выставках в Париже и Глазго в 1900-1901 годах собственные павильоны, которые проектировал Федор Шехтель. Именно из Парижа с выставки в 1900 году началось знакомство Павла Ивановича с французским скульптором Аристидом Круази, чьи работы украшают надгробия Харитоненков на городском кладбище в Сумах. Поколение Павла Ивановича и его семьи вело уже иной образ жизни, более привилегированный. Как и многие нувориши своего времени, они стали страстными коллекционерами и покровителями искусств.

В старой доброй России быть богатым и преуспевающим и жить только в свое удовольствие считалось безнравственным. Даже государственные награды в то время предпринимателям давались отнюдь не за «производственные достижения» и величину капитала. Следует отметить, что все персональные награды и звания, как государственные так и общественные, отец и сын Харитоненко получали за попечительство над учебными заведениями, за крупные денежные пожертвования больницам, детским приютам, церквам и богадельням, за благоустройство населенных пунктов и, прежде всего родного города Сумы…

Не случайно, именно Павел Иванович Харитоненко был избран первым председателем основанного в 1913 году в Москве Общества Друзей Румянцевского музея, ныне всемирно известного Музея изобразительных искусств им.Пушкина, и почетным членом Императорской Академии художеств в Петербурге. Многие годы он состоял директором Императорского Русского музыкального общества.

Расцвет города Сумы, добрым гением которого был Павел Иванович Харитоненко, его благоустройство и цветущее положение в начале ХХ века – обязаны ему. Исполняя волю своего отца, Павел Иванович довел до конца дело строительства Кадетского корпуса. В силу нецелесообразности учреждения Кадетского корпуса в небольшом уездном городке, по мнению царского правительства, Ивану Герасимовичу Харитоненко во время аудиенции у императора Александра Ш – было отказано. Но Иван Герасимович очень высоко ценил преимущества образования и старался всячески сделать его доступным для своих земляков. В своем завещании он поручил сыну ходатайствовать об учреждении Кадетского корпуса и завещал на его строительство 500 тыс. рублей. «Высочайшее соизволение принять от П.И.Харитоненко жертвуемого им капитала в 500 тыс. рублей и означенный участок земли для учреждения нового корпуса на 500 кадетов» — последовало 14 августа 1899 года. Высочайшее утверждение положения Верховного Совета об учреждении в г.Сумы Кадетского корпуса состоялось 28 декабря 1899 года, о чем было официально сообщено Сумскому городскому голове 26 февраля 1900 года.

Кадетский корпус в Сумах предполагалось открыть осенью 1900 года и формирование его произвести постепенно, в течение семи лет, принимая ежегодно по 70 кадет. По условиям жертвователя Харитоненко, в Сумском кадетском корпусе 75 вакансий было отдано для «своекоштных интернов» (50 – для детей купцов и почетных граждан, 25 – для детей дворян Харьковской губернии).В сентябре 1902 года состоялось торжественное освящение Михайловского кадетского корпуса, на которое прибыл Великий князь Константин Константинович и архиепископ Харьковский и Ахтырский – Флавиан (Городецкий) – бывший экзарх Грузии и будущий митрополит Киевский и Галицкий.

На средства, пожертвованные Харитоненко и выделенные царским правительством, в Сумском Михайловском кадетском корпусе была создана прекрасная учебно-материальная база: классы, кабинеты, жилые помещения для кадет и должностных лиц, а также построена своя домовая церковь Иоанна Богослова. В кратчайшие сроки был возведен целый учебный городок, по оснащенности и благоустройству не имевший аналогов в стране.

Кадетский корпус – был средним общеобразовательным закрытым военно-учебным заведением с семилетним сроком обучения, но по программе близким к реальному училищу. Общее направление воспитания основывалось «… на любви к Богу, на благоговении к постановлениям Святой Его Церкви, на сыновней преданности Престолу, на бескорыстной любви к Отечеству, на душевном сознании долга, семейного и общественного, военного и гражданского, и на современном состоянии наук в просвещенном мире» («Наставление для образования воспитанников военно-учебных заведений» от 24.12.1848 года).

По действующему закону, Кадетский корпус имел целью «… доставлять малолетним, предназначенным к военной службе в офицерском звании, и преимущественно сыновьям заслуженных офицеров, общее образование и соответствующее их предназначению воспитание». Сумской Михайловский кадетский корпус просуществовал с 1900 по 1918 год. Первым его директором был генерал-лейтенант Кублицкий-Плоттух (с 1900 по 1905гг.), а вторым – генерал-лейтенант А.М.Саранчев (с 1905 по 1918гг.).

В 1896 году в Сумах была построена детская больница – первое в России специализированное лечебное учреждение такого типа. В те времена далеко не в каждом губернском городе были свои детские лечебные заведения. Построена была больница на средства П.И.Харитоненко, а после трагической смерти малолетней его дочери Зинаиды – больница стала именоваться ее именем – Святой Зинаиды. Архитектурное решение здания соответствовало требованиям европейских стандартов того времени. Больница была рассчитана на 30 коек. Первым врачом (с 1896 по 1917гг.) был профессионал высокого класса – Андрей Иванович Осташевский, а первым главврачом – С.Н.Харон. В конце Х1Х – начале ХХ веков в медицине только начиналась специализация. Врачи узких специальностей (в том числе и педиатры) появились только в университетских городах, при которых были клиники. Уездный город Сумы был в этом отношении приятным исключением.

В 1914 году П.И.Харитоненко строит рядом с Детской больницей Святой Зинаиды первую Детскую аптеку в Сумах. Идею создания Детской аптеки подсказал А.И.Осташевский, первый сумской педиатр. В то время это имело особое значение. Ведь аптеки тогда занимались не только изготовлением и продажей лекарств, но и выполняли санитарно-просветительскую роль. Провизоры, выпускники фармацевтических факультетов университетов, несли огромную ответственность за выполнение своих обязанностей. Простые люди шли в аптеку не только за лекарствами, но и за советом. В определенных случаях аптекарь, выслушав жалобы посетителей, мог предложить им то или иное средство, а более сложных — настоятельно убеждал обратиться к врачу.

В 1887 году Наталья Максимовна Харитоненко жертвует усадьбу на устройство Детского приюта, открытого уже 1 августа 1888 года. До самой кончины она была попечительницей этого заведения, а после ее смерти училищу присваивается имя Н.М.Харитоненко. С 5 августа 1904 года почетной попечительницей Детского приюта Ведомства Учреждений Императрицы Марии становится жена Павла Ивановича Харитоненко – Вера Андреевна. В приют принимали девочек-сирот или из семей, потерявших кормильца, с семилетнего возраста. Девочкам давали образование в Сумском женском училище при Детском приюте. После окончания училища девушки могли работать учительницами начальных училищ или помощниками смотрительниц в детских приютах. В те времена этот приют сумчане называли «пансионом благородных девиц». Павел Иванович за каждой выпускницей давал приданое, сватал за молодых инженеров или мастеров своих заводов. Таким образом, он решал «кадровую политику». При выпуске каждой девице выдавалось «выходное пособие» в 50 рублей. Этот приют был организован как бы в пику Терещенко, который «перехватывал» толковых специалистов на свои заводы. И Харитоненко создал такой «пансион благородных девиц», где готовил «невест» для своих рабочих, мастеров и инженеров.

Кроме того, при всех заводах П.И.Харитоненко построил больницы и школы для рабочих. Что же касается условий труда и быта рабочих на производствах Харитоненко, то даже недруги не отваживались критически отзываться об этой стороне дела. Бедняки в лице Павла Ивановича встречали отзывчивого и щедрого благодетеля. Именно за такую постановку своего дела, требовавшего умения и постоянного внимания к нуждам работающих, Павел Иванович в 1899 году был возведен императором Николаем П «в Потомственное Российской Империи Дворянское Достоинство». Он состоял почетным членом многих просветительских и благотворительных обществ и был председателем сумского отделения Харьковского общества грамотности, на развитие деятельности которых не жалел ни собственного труда, ни средств.

По Духовному Ведомству Павел Иванович Харитоненко за многочисленные свои благодеяния и пожертвования неоднократно награждался различными орденами и почетными званиями. Так по представлению Сумской Покровской Общины Сестер Милосердия он дважды награждался орденами Св.Станислава – 3 ст. (1880г.) и 2 ст. (1889г.), дважды орденами Св.Анны – 3 ст. (1886г.) и 2 ст. (1892г.). А за заслуги по Харьковскому Благотворительному Обществу он награждался орденом Св. Владимира 3 ст. в 1898 году.

В течение многих лет П.И.Харитоненко состоял директором Московского отделения Императорского Русского музыкального общества, в ведении которого находилась Московская консерватория. На его средства в консерватории обучалось двадцать студентов. Именно он дал возможность талантливому юноше из Лебедина Ивану Стешенко, которого позже назвали вторым Шаляпиным, стать мировой знаменитостью. Кроме того, на средства Харитоненко были приобретены ковры для лестниц, зеркала и мебель для консерватории.

Павел Иванович Харитоненко, как и его отец – Иван Герасимович, — редкий по религиозности человек. Он известен как щедрый благотворитель на нужды церквей и церковных школ. Свой первый храм Павел Иванович строит в Москве на Софийке. В начале 90-х годов Х1Х века он начинает строительство своего нового особняка на Софийской набережной, недалеко от которого находился храм Софии Премудрости Божией, прихожанами которого была вся семья Харитоненко. Одновременно с новым особняком он заканчивает в 1893 году и строительство новой трапезной Софийского храма вместо старой обветшавшей, в благодарность излечения дочери.

В 1894 году на станции Борки под Харьковом, на месте чудесного избавления Царской семьи во время крушения поезда 17 октября 1888 года, строится Преображенская церковь и часовня в честь иконы Спаса Нерукотворного. А в октябре 1895 года П.И.Харитоненко награждается орденом Св.Владимира 4 ст. «… за заслуги по Комитету для постройки храма и часовни на месте событий 17 октября 1888 года».

Недалеко от своего имения в Харьковской губернии Натальевка, в слободе Мурафа, в 1899 году Павел Иванович Харитоненко строит церковь Архангела Михаила, попечителем которой он будет до конца своих дней.

Троицкий собор в Сумах

Исключительно его стараниями в Сумах построен величественный храм во имя Святой Троицы. Своим силуэтом Троицкий собор очень напоминает знаменитый Исаакиевский в С.-Петербурге. Он и задумывался Харитоненко как храм, который должен превзойти по красоте и величию все сумские церкви. Собор строился рядом с Троицкой церковью с 1901 по 1914 год. Закладка первого камня состоялась в мае 1901 года. В начале, для подготовки проекта, П.И.Харитоненко обратился к московскому архитектору А.В.Щусеву, который в силу занятости не смог заниматься всем проектированием собора. И храм проектировал и строил сумской архитектор – инженер Г.А.Шольц. А вот проект мозаичного пола и церковной ограды выполнил А.В.Щусев.

Интерьер Троицкого собора

На строительство Троицкого собора П.И.Харитоненко потратил примерно полмиллиона рублей. В 1905 году работы были приостановлены, так как Харитоненко оказался на грани банкротства в связи с общим экономическим кризисом в России. Однако, вскоре положение улучшилось и Харитоненко смог продолжить строительство. Мечтая повторить чудо Владимирского собора в Киеве, Павел Иванович обращается к известному художнику – Михаилу Нестерову, с которым был достаточно хорошо знаком по Москве, и заказывает ему образа для иконостаса собора. Шесть великолепных образов – Христос, Богоматерь, Троица, Никола, архангелы Гавриил и Михаил, — над которыми работал художник в течение 1913-1914 годов, принадлежат к лучшему, что было сделано Нестеровым в области церковной живописи. С.Н.Дурылин приводит слова художника: «Тут я сам по себе. Тут кое-что я нашел». Эти шесть образов исчезли из Троицкого собора еще в 20-е годы ХХ века.

В интерьере храма живопись на холстах и в нишах под окнами и на парусах выполнял московский художник Н.Нивинский. Позже, в 1914-1915 годах над витражем «Троица» работал петербургский художник К.Петров-Водкин. Величественный мраморный иконостас погиб во время войны, когда его транспортировали на корабле из Италии. На заводе братьев Самгиных в Москве были изготовлены 12 колоколов.

Супруги Харитоненко частенько бывали в гостях у Нестерова, когда проживали в своем особняке на Софийской набережной в Москве. Так, побывав в гостях у художника зимой 1913 года, Павел Иванович, купив у него картину «Тихая жизнь» — говорил, что ни у кого из частных коллекционеров Нестеров не был так представлен как у него. Действительно, среди других работ Нестерова, П.И.Харитоненко принадлежали: «Молчание» (1903г.), «Осенний день» (1906г.), «Вечерний звон» (1909г.), «Тихие воды» (1912г.). «И надо сказать, — пишет в своих воспоминаниях М.Нестеров, — что мои заказчики далеко не были людьми худыми. Они были добры, внимательны к людям им нужным, тратили огромные деньги на свои Сумы, на десятки учреждений, ими созданных…».

Когда Н.П.Лихачев продал государю свою прекрасную коллекцию икон, Павел Иванович Харитоненко предложил оборудовать по рисункам Щусева в Музее Александра Ш особую палату для образов, подаренных Государем музею.

Тысячи людей около Харитоненко нашли безбедное существование. Когда им (Харитоненко) говорили, что такой-то их обокрал тысяч на сто, то эти толстенькие, миленькие супруги благодушно отвечали: «С кого же и брать, как не с нас?!» Что скажешь против такого аргумента…

Похороны П.И.Харитоненко

Павел Иванович Харитоненко был способен разглядеть и по достоинству оценить деятельность любого на ниве благотворительности. Он очень высокого ценил деятельность Дмитрия Ивановича Суханова, который много лет был не только церковным старостой, но и щедрым благотворителем сумского Спасо-Преображенского кафедрального собора. Исключительно стараниями Дмитрия Ивановича Суханова и его племянника – Николая Алексеевича Суханова – была сделана реконструкция и перестройка главного Кафедрального собора нашего города – Спасо-Преображенского. После смерти Суханова, церковным старостой этого храма был избран Потомственный Дворянин Статский советник П.И.Харитоненко. Среди духовенства, населения и рабочих своих заводов Павел Иванович пользовался неизменной любовью и уважением. В земской и городской жизни он принимал самое деятельное участие и к его голосу всегда и везде прислушивались, его мнением дорожили.

Павел Иванович Харитоненко – добрый гений города Сумы. При нем город достиг своего цветущего положения. Благодаря Харитоненко, который стал достойным преемником и продолжателем своего отца – Ивана Герасимовича.

«Богатый – как Крез, щедрый – как Меценат», так говорили современники о Павле Ивановиче, крупном капиталисте-предпринимателе, миллионере, одном из сахарных королей России.

В конце Х1Х – начале ХХ веков можно смело говорить, что Сумы не соответствовали стереотипу провинции. В городской среде в то время господствовал дух патриотизма, желания сделать свой город как можно лучше и привлекательнее. Без сомнения, начало многих городских традиций были положены Иваном Герасимовичем Харитоненко, стремившимся превратить Сумы в свою столицу. В его городе должно быть все самое лучшее, передовое. Поэтому он вкладывал в благоустройство и оформление города огромные средства, подавая тем самым пример местным предпринимателям и всем горожанам. Меценатство и благотворительность на нужды города считались хорошим тоном, участие в благотворительных ярмарках и аукционах повышало авторитет предпринимателя.

В начале ХХ века входят в моду открытки с видами городов. По их разнообразию и количеству Сумы можно было бы сравнить разве что со столичными городами. А ведь видовые открытки – это та же реклама города! Это еще один пример стремления Харитоненко создать своей фамилии достойный имидж. Между прочим, на сегодняшний день некоторые сумские коллекционеры насчитывают в своих собраниях более 400 видов нашего города рубежа веков.

В России ХУШ век был отмечен бурным размахом усадебного строительства, распространившегося от Подмосковья и окрестностей Петербурга на южные губернии империи. Назначение богатых усадеб, зачастую, не ограничивалось жилищно-хозяйственными функциями. При них устраивались огромные парки, создавались крепостные оркестры и театры, формировалась неповторимая архитектурно-художественная и духовная среда, питавшая вдохновением многих представителей искусства. К созданию таких дворцово-парковых ансамблей, как правило, привлекались зодчие первой величины, оставившие после себя замечательные памятники усадебной архитектуры. Такие усадьбы зачастую превращались в локальные центры отечественной художественной культуры, где искусство было неотъемлемым элементом жизни и быта. Так было в Архангельском, Останкине, Кусково и др. На Украине в первом ряду таких усадеб стояла Качановка (Черниговской губернии) с парком в 600 десятин и дворцом, построенным еще фельдмаршалом П.А.Румянцевым-Задунайским в 1772 году. В разное время в имении Качановка, у ее владельцев Тарновских, бывали, жили и творили Т.Г.Шевченко, Н.В.Гоголь, М.И.Глинка, Н.А.Маркевич, Марко Вовчок, М.А.Максимович, П.А.Кулиш, И.Е.Репин, М.А.Врубель и многие другие.

Из-за угрозы разорения, вызванного значительными затратами на коллекционную деятельность, В.В.Тарновский вынужден был в 1897 году продать усадьбу П.И.Харитоненко. Последний преследовал чисто коммерческую цель. Он предполагал расширить свои промышленные интересы и построил сахарный Парафиевский завод. Что и было им осуществлено. В конце Х1Х – начале ХХ веков при Харитоненко Качановка серьезно перестраивается и приобретает современный вид. Последними владельцами имения после смерти Павла Ивановича были его дочь Елена и ее (во втором браке) муж Михаил Олив. Правда, супруги постоянно проживали в Петербурге и только на лето приезжали в Качановку. В имении Оливов находилась коллекция произведений искусств. Ведь меценатство было в крови у Харитоненок. И среди петербургского окружения обеих дочерей Павла Ивановича были такие выдающиеся художники как Добужинский, Серов, Петров-Водкин и другие. В коллекции были полотна Рокотова, Боровиковского, Каналетто, произведения французской школы барбизонцев Коро и Добиньи. Следует отметить, что и в Петербурге, в доме на Потемкинской улице Михаил и Елена Олив собрали редкую коллекцию мебели эпохи Людовиков ХУ иХУ1, картины Буше, Тьенолло.

Потомки Харитоненко на родине,в Н.Сыроватке

Осенью 1918 года Елена Павловна и ее муж, с четырехмесячной маленькой дочуркой Еленой и с остальными членами семьи Харитоненко покинули Родину. Через Крым они уехали в Константинополь, затем на остров Мальту и в конце сентября 1919 года поселились в Италии.

Другая дочь Павла Ивановича и Веры Андреевны Харитоненко – Наталья, получив, как и ее сестра Елена, блестящее образование, вышла замуж за графа Петра Михайловича Стенбока, имевшего шведское происхождение и носившего графский титул с 1651 года. Но в 1907 году они разошлись и Наталья вторично вышла замуж за светлейшего князя Михаила Константиновича Горчакова, внука канцлера Александра Горчакова – лицейского друга А.С.Пушкина.

По завещанию Павла Ивановича, Наталье Павловне Горчаковой перешло имение Натальевка Харьковской губернии. Это имение было заложено еще Иваном Герасимовичем Харитоненко на специально купленных им землях и названо в честь жены – Натальи Максимовны. Он завещал сыну Павлу построить на этих землях усадьбу.

В северной лесистой живописной части Харьковской губернии, в Богодуховском уезде, у опушки соснового леса, в начале 80-х годов Х1Х века возникла усадьба. Двухэтажный дом с балконом, увитым зеленью, прекрасный парк — сделались любимым местом жизни в деревне всей большой семьей Харитоненко. Все здания и даже аллеи парка были электрофицированы. Были сооружены оригинальные конюшни с манежем и различные «фазанерии», козлятники, птичники и т.д. Питомцы Натальевского конного завода были хорошо известны на московских ипподромах. Из Швейцарии, Дании, Голландии выписывались премированные производители и вскоре рационально поставленное хозяйство и птицеводство становилось образцовым.

В Натальевке всегда было многолюдно. Летом здесь собиралась не только вся многочисленная семья Харитоненко. Именно в Натальевке проводили каникулы стипендиаты (студенты, которым были определены стипендии им.Харитоненко), причем на полном пансионе. Здесь у гостеприимных хозяев любили отдыхать художники, музыканты, актеры. В Натальевке Павлом Ивановичем Харитоненко была построена Спасская церковь.

Основные чертежи были выполнены в 1908 году академиком архитектуры А.В.Щусевым. Строительство велось с 1911 по 1913 годы. Работами по возведению храма руководил академик архитектуры А.М.Рухлядев. Интерьеры расписывал петербургский художник А.И.Савинов. Роспись была выполнена в духе древнерусской фресковой живописи Новгорода, Ярославля и Феропонтова монастыря. Постройка вобрала в себя лучшие черты средневековой архитектуры Пскова, Новгорода и Ярославля. Во внешнем убранстве храма использованы рельефы, выполненные С.Т.Коненковым и А.П.Матвеевым. Над главным входом размещалась мозаика «Спас Вседержитель», предположительно работы Н.К.Рериха. На северном фасаде была памятная надпись: «В лето от создания мира 7419 от Рождества же Господа нашего Иисуса Христа 1911 месяца июня в 29 день в царствование Императора Николая П Александровича в имении Натальевка в присутствии владельцев имения действительного статского советника Павла Ивановича Харитоненко с супругой Верой Андреевной и сына Ивана Павловича, дочерей их Елены Павловны Олтв с супругом Михаилом Сергеевичем и Натальи Павловны светлейшей княгини Горчаковой с супругом Михаилом Константиновичем, внучек Ирины и Веры графинь Стенбок заложен храм во имя Всемилостивейшего Спас в знак милости Божьей явленной роду Харитоненко. Строитель храма академик Алексей Щусев, помощник архитектор Рухлядев. Освящен храм сей лета 1913 месяца июня в 7 день».

Церковь представляла собой также своеобразный музей древнерусской иконописи и церковной утвари. В коллекции находились редчайшие девять икон деисусного чина новгородского письма, предметы старинной церковной утвари (лампады, ковры, кадила и др.).

Часть икон, собранных П.И. и В.А.Харитоненко была выставлена на выставке иконописи и художественной старины в Москве, на съезде художников в 1911-1912 годах, в дни празднования 300-летия Дома Романовых. Общая стоимость всех выставленных икон оценивалась на сумму около 150 тыс. рублей. Коллекция икон Павла Ивановича Харитоненко считалась третьей по значимости в России. После 1918 года почти все работы были вывезены из Натальевки и хранятся сейчас в Третьяковской галерее и других музеях. В киевском музее Русского искусства, экспозицию иконописи открывает икона ХУ века «Борис и Глеб» из Натальевского собрания. По замечанию правнука Павла Ивановича Харитоненко – Владимира Владимировича Мусин-Пушкина, побывавшего в Натальевке летом 1998 года: «Церковь на русском кладбище Сент-Женевьев-де-Буа под Парижем немного напоминает эту (в Натальевке), только та несколько меньше». Вот как писали газеты в июне 1914 года, откликаясь на смерть П.И.Харитоненко: «… П.И.Харитоненко являлся редким ценителем исусства и хранителем его произведений. В его имении в Натальевском дворце собраны интересные коллекции картин И.Е.Репина, есть скульптурные произведения Антокольского и других скульпторов и художников. Его дом в Натальевке, утопающий в роскошном парке с зоологическим садом, представляет собой образец американской виллы: крыша этого дома сделана из цветного аспида и обошлась свыше 40 тысяч рублей. Убранство и обстановка — чисто дворцовая. Обширные покои и службы его имения охотно предоставляются художникам, музыкантам. Павел Иванович Харитоненко был увлекающимся спортсменом: его конюшни известны во всех крупнейших городах России. Любовь к лошадям была настолько сильна у покойного, что он совершенно не жалел средств: натальевские конюшни представляют собой стеклянный манеж». В газете «Харьковские ведомости» от 20 ноября 1913 года читаем: «П.И.Харитоненко – редкий по религиозности человек… Исключительно его стараниями в прошлом году (1913) в имении «Натальевка» выстроен редкий архитектуры храм, на который покойный израсходовал свыше 350-ти тысяч рублей».

В конце Х1Х века капиталисты-промышленники, вышедшие из купеческой среды – Морозовы, Третьяковы, Рябушинские, Мамонтовы, Алексеевы – искали способы наилучшим образом использовать свои богатства. Одни предпочитали финансировать революцию, другие – покровительствовать искусствам, но почти все выставляли напоказ свое богатство, строя эффектные особняки в Москве и Петербурге в самых новомодных стилях – модерне, псевдорусском, псевдомавританском или неоклассическом. Не стал исключением и «сахарный король» П.И.Харитоненко.

Открытка

Для того чтобы понять и оценить по достоинству благотворительную деятельность семьи Харитоненко следует немного остановиться и проанализировать роль купечества в дореволюционной России. Со вступлением России на путь капитализма наметилось появление новых «купцов» образовавших ядро коренной московской буржуазии. Формирование его происходило в конце XVIII – начале XIX веков в основном из крестьян, которые на первом этапе организовывали мелкие мастерские или, так называемые, расcеяные мануфактуры, основанные на объединении широкого круга «домашних» рабочих. Именно таким путем – от мелкого крестьянского промысла до крупного текстильного производства складывалась элита московского торгово-промышленного мира: династии Морозовых, Прохоровых, Рябушинских, Бахрушиных, Третьяковых и т.д.

Выходцы из купечества благодаря своим состояниям легко принимали образ жизни привилегированного сословия – дворян. При этом отношение «аристократии капитала» и «аристократов крови» отличались взаимной неприязнью. Крупный московский купец М.П. Вишняков писал: «Отношение купечества к дворянству, как к сословию правящему, привилегированному, замкнутому в себе и заинтересованному в преследовании лишь своих узкосословных целей, было, естественно, полно недоверия, зависти и недоброжелательства. Встретить дворянина или дворянку в купеческой среде было такой же редкостью, как купца или купчиху в дворянской. Если это происходило, то возбуждало всеобщее живейшее и при том саркастическое любопытство по отношению тех, кто нарушил обычаи своих каст».

К началу XX века сословная обособленность купечества в значительной мере утратило свое реальное значение и стало анахронизмом. Быть может, наиболее заметным проявлением сословной «диффузии» стало то, что значительная часть «благородного сословия» «обуржуазилось», то есть стало заниматься промышленным и финансовым предпринимательством.

Интуитивная тяга к грамоте, книге, знанию вообще, возникнув в начале XIX века у переселившихся в город крестьян, через два-три поколения породило в среде купечества не только меценатов, но и ученых, врачей, художников, публицистов. Необходимость же благотворения стало одним из ценностных и поведенческих стереотипов, постепенно закреплявшихся в пореформенные десятилетия XIX века в сознании крупной буржуазии. Внуки крестьян и мещан – отпрыски богатейших купеческих семей, пройдя через университеты, а также деловые и увеселительные путешествия по Европе становились ценителями литературы и искусства.

Новых «хозяев жизни» стало привлекать общественное поприще, на котором причудливо переплетались их «эксплуататорские» и «гражданские» устремления. Щедрость российского купечества на благотворительность поражала соотечественников и иностранцев своим размахом. Конечно, кому и было жертвовать, как не купцам? Дворяне после реформы 1861 года в большинстве своем сохранившие имущество в землях и домах, не имели, как правило, наличных денег и тем более денежных оборотов. Интеллигенция, потенциально чуткая к идее милосердия и сострадания, была бедна и зачастую сама нуждалась в благотворительности.

Правнук Павла Ивановича-Владимир Владимирович Мусин-Пушкин

Но дело было не только в том, что купечество обладало большими деньгами. Благотворительность, как форма помощи имущего неимущему, проявление сострадания к ближнему была возведена христианством в нравственный принцип. Не малую роль сыграла повышенная религиозность купечества, желание обрести благодать в жизни вечной через добродетели в жизни земной, следуя евангельской форме: «Кто одел голого, накормил голодного, посетил заключенного, тот Меня одел, Меня накормил, Меня посетил».

Еще одной причиной была отстраненность купечества от насыщенной идейной жизни, которая с таким пылом отдавалась большая часть интеллигенции. Демократическая часть русского общества 60-70 гг. XIX века, захваченная социальными идеями, понимала, что нищенство, бедность и убожество народной жизни могут исчезнуть лишь при коренных социальных преобразованиях. Роль, уготованная историей купечеству, не предусматривала увлечения революционными теориями. Дабы преумножить капиталы, надлежало по 8-10 часов сидеть в амбарах и фабричных конторах. Побудительным мотивом купечества был инстинкт практической деятельности. Для отвлеченных размышлений у купца не было ни времени, ни достаточной культуры. Однако вскоре положение изменилось и в 80-90-е годы XIX века купечество активно начало включаться в общественную жизнь.

До последней четверти XIX века близкими для понимания предпринимателя были конкретные задачи. Таким осязательным делом была благотворительность, и предприниматели не подвергали сомнению это богоугодное дело. И не только миллионами рублей измерялся вклад купечества в развитие русской национальной культуры. Кропотливая, одухотворенная деятельность купцов-меценатов явила народу Третьяковскую галерею, Щукинское и Морозовское собрания новой западной живописи, Бахрушинский театральный музей, Частную оперу Мамонтова, Московский художественный театр и т.д. Ясно, что деятельность эта осуществлена людьми с изысканным эстетическим вкусом, воспринявшими европейские и культурные национальные идеалы.

Строительство своего роскошного московского особняка Павел Иванович и Вера Андреевна Харитоненко поручили в 1891 году малоизвестному архитектору Василию Залесскому, а разработку интерьеров – Федору Шехтелю. Это был один из самых ранних московских заказов, исполненных знаменитым архитектором-новатором. Шехтель закончил его в тот же год, когда приступил к работе над своим шедевром – особняком Саввы Морозова на Спиридоновке.

Именно Харитоненко пригласил Шехтеля дизайнером еще до того, как к архитектору пришло всероссийское признание. Среди многих шедевров, созданных им для московского купечества были дом Рябушинского на Малой Никитской, дом Дерожинской в Штатном переулке, а также интерьер здания МХАТ им.Чехова в Каоетном переулке.

Потомки Харитоненко на кладбище в Сумах, у могил предков

Павел Иванович Харитоненко выбрал под строительство своего нового городского дома – Софийскую набережную на южном берегу Москвы-реки. Вид, открывающийся с этого места, был самым великолепным в Москве. Через узкую реку на высоком берегу сверкали золотые купола соборов, венчающие древний холм Кремля. В ХУ1 и ХУП веках на южном берегу Москвы-реки, в Замоскворечье, были разбиты обширные царские сады и огороды. Церковь Святой Софии Премудрости, построенную царскими садовниками, можно видеть и сейчас. Следует отметить, что вся семья Харитоненко была прихожанами этого храма, а Павел Иванович десять лет был его церковным старостой.

Находившееся рядом Ермоловское училище, фирма «И.Г.Харитоненко с сыном» использовала для своей московской конторы с 1869 года. Через десять лет, в 1879 году фирма приобрела старый особняк, принадлежавший купцу первой гильдии Тарасову, и устроила во дворе склад сахара. Судя по документам, особняк полностью снесли, однако, возможно, что при строительстве дома Харитоненко были использованы старые фундаменты.

Строительство нового особняка началось в 1891 году. Это был солидный дом с высокими металлическими воротами. Расположенное в глубине двора двухэтажное здание фланировано двумя отдельными флигелями и выделяется монументальным крыльцом. Позади дома находился большой двор с конюшнями и конторами, выходящими к задней границе участка.

Брюс Локкарт, вице-консул в Москве в 1912 году сопровождал британскую парламентскую делегацию и по приглашению Харитоненко посетил его особняк. Он описал его как «огромный дворец», «волшебную страну цветов, привезенных из Ниццы», с оркестрами, игравшими в каждом вестибюле.

С 1931 года особняк Харитоненко занимает английское посольство. Благодаря тому, что этот роскошный особняк, когда хозяева покинули его в 1918 году, находился постоянно в поле зрения министерства иностранных дел – он сохранился практически в первозданном виде.

Н.Н.Шульженко

Отдел религиозного образования и катехизации

Сумской епархии УПЦ

top